Коронавирус: Молот и Танец

2020-03-25

Эта статья — продолжение статьи «Коронавирус: почему надо действовать прямо сейчас», которая собрала более 40 миллионов просмотров, переведена на более 30 языков и описывает серьезность проблемы коронавируса.

Коронавирус - молот и танец | график

Краткое содержание статьи: если принять жесткие меры против коронавируса сегодня, они продлятся всего несколько недель. После этого не должно быть большого пика заражения, и все это может быть сделано за приемлемую цену для общества, спасая миллионы жизней. Если мы не примем эти меры, десятки миллионов будут заражены, многие умрут, как и все, кому требуется интенсивная терапия, потому что система здравоохранения рухнет.

В течение недели страны по всему миру переходили от: «Этот коронавирус — ничего страшного» до объявления чрезвычайного положения. Тем не менее, многие страны все еще мало что делают. Почему?

Каждая страна задает один и тот же вопрос: как мы должны отреагировать? Ответ не очевиден для них.

Некоторые страны, например Франция, Испания или Филиппины, с тех пор объявили чрезвычайное положение. Другие, такие как США, Великобритания, Швейцария или Нидерланды, медлили, нерешительно принимая меры социальной изоляции.

Вот темы, которые включает эта статья. Опять же с большим количеством диаграмм, данных и моделей с большим количеством источников:

  1. Какова текущая ситуация?
  2. Какие у нас есть варианты?
  3. Что сейчас самое важное: время
  4. Как выглядит хорошая стратегия против коронавируса?
  5. Как мы должны думать об экономических и социальных последствиях?

Когда вы закончите читать статью, вот что вы узнаете:

Наша система здравоохранения уже рушится.

У стран есть два варианта: либо бороться изо всех сил сейчас, либо они столкнутся с массовой эпидемией.

Если они выберут эпидемию, сотни тысяч умрут. В некоторых странах миллионы.

И это даже может не помочь устранить дальнейшие волны заражений.

Если мы будем бороться сейчас, мы уменьшим количество смертей.

Мы облегчим нагрузку на нашу систему здравоохранения.

Мы будем лучше подготовлены.

Мы будем больше знать.

Никогда раньше мы не узнавали так быстро о чем-либо.

И нам это нужно, потому что мы так мало знаем об этом вирусе.

Все это поможет нам достичь кое-чего важного: мы выиграем время.

Если мы решим бороться, борьба будет жесткой сначала, а затем все будет происходить постепенно.

Мы будем заперты на несколько недель, а не месяцев.

Потом мы получим назад все больше и больше привилегий.

Возможно, мы не сразу вернемся к привычной жизни.

Но жизнь станет почти как раньше, и в конце концов вернется к норме.

И мы можем все это сделать учитывая влияние на экономику.

Хорошо, давайте начнем.

Какова ситуация?

На прошлой неделе я показывал этот график:

Тут изображены случаи коронавируса по всему миру за пределами Китая. Мы могли выделить только Италию, Иран и Южную Корею. Поэтому мне пришлось увеличить правый нижний угол, чтобы увидеть развивающиеся страны. Этим я хотел сказать, что они скоро присоединятся к этим трем странам.

Давайте посмотрим, что случилось с тех пор.

Как и предсказывалось, количество случаев взлетело в десятках стран. Здесь я был вынужден показать только страны с более 1000 случаев. Несколько вещей, на которые стоит обратить внимание:

  • Испания, Германия, Франция и США имеют больше случаев, чем Италия до объявления чрезвычайного положения
  • Еще в 16 странах сегодня больше случаев, чем в Хубэе, когда там объявили чрезвычайное положение: в Японии, Малайзии, Канаде, Португалии, Австралии, Чехии, Бразилии и Катаре. В этих странах больше случаев, чем в Хубэе, но менее 1000. Швейцария, Швеция, Норвегия, Австрия, Бельгия, Нидерланды и Дания имеют более 1000 случаев каждая.

Вы замечаете что-то странное в этом списке стран? Кроме Китая и Ирана, которые пострадали от массовых вспышек вируса, а также Бразилии и Малайзии, каждая страна в этом списке из самых богатых в мире.

Как вы думаете, этот вирус нацелен на богатые страны? Или более вероятно, что богатые страны могут лучше идентифицировать вирус?

Маловероятно, что более бедные страны не затронуты. Теплая и влажная погода, возможно, помогает, но не может самостоятельно предотвратить вспышку болезни — в противном случае Сингапур, Малайзия или Бразилия не пострадали бы от вспышек.

Наиболее вероятное объяснение — коронавирусу потребовалось больше времени, чтобы добраться до этих стран, потому что они меньше контактируют с другими, или он уже там, но эти страны не смогли вложить достаточно средств в тестирование, чтобы узнать об этом.

В любом случае, если это правда, это означает, что большинство стран не избежит коронавируса. Это вопрос времени, когда они увидят вспышки вируса и должны будут принять меры.

Какие меры могут принять страны?

Какие у нас варианты?

Со времени появления статьи на прошлой неделе многие страны изменили свое мнение и приняли меры. Вот некоторые из наиболее показательных примеров:

Меры в Испании и Франции

С одной стороны есть Испания и Франция. Вот последовательность принятия мер в Испании:

В четверг, 12 марта, президент отклонил предположения о том, что власти Испании недооценивают угрозу для здоровья.

В пятницу они объявили чрезвычайное положение.

В субботу были приняты меры:

  • Люди не могут покинуть дом, кроме как по основным причинам: продукты, работа, аптека, больница, банк или страховая компания (крайнее оправдание)
  • Особый запрет на то, чтобы брать детей на прогулку или встречаться с друзьями или семьей (за исключением заботы о людях, которые нуждаются в помощи, но с соблюдением мер гигиены и физического расстояния)
  • Все бары и рестораны закрыты. Разрешена только доставка.
  • Все развлечения отменены: спорт, кино, музеи, городские праздники…
  • На свадьбы нельзя звать гостей. На похоронах разрешены только небольшие группы людей
  • Общественный транспорт по прежнему работает

В понедельник сухопутные границы были закрыты.

Некоторые люди считают, что список мер слишком большой. Другие опускают руки и плачут от отчаяния. В этой статье я пытаюсь найти золотую середину между этими точками зрения.

Сроки принятия мер во Франции аналогичны, за исключением того, что для их применения потребовалось больше времени, и сейчас они более агрессивны. Например, арендная плата, налоги и коммунальные платежи приостановлены для малых предприятий.

Меры в США и Великобритании

США, Великобритания, Швейцария и Нидерланды, активно принимают меры. Вот последовательность принятия мер в США:

  • Среда, 11 марта : запрет на путешествия.
  • Пятница: объявлено чрезвычайное положение. Нет мер социального дистанцирования
  • Понедельник: правительство призывает общественность избегать рестораны и бары и не посещать мероприятия с участием более 10 человек. Никаких мер социального дистанцирования не применяется. Это всего лишь рекомендация.

Многие штаты и города проявляют инициативу и требуют более жестких мер.

В Великобритании был аналогичный набор мер: множество рекомендаций, но очень мало ограничений.

Эти две группы стран иллюстрируют два крайних подхода к борьбе с коронавирусом: смягчение и подавление. Давайте поймем, что это означает.

Вариант 1: ничего не делать

Прежде чем мы это сделаем, давайте посмотрим, что влечет за собой бездействие для такой страны, как США:

Этот чудесный калькулятор эпидемии может помочь вам понять, что произойдет при различных сценариях. Я выставил под графиком ключевые факторы, определяющие поведение вируса. Обратите внимание, что количество зараженных, розовый цвет, достигает пика в десятки миллионов в определенную дату. Большинство переменных были сохранены по умолчанию. Единственные существенные изменения — R: было 2,2, стало 2,4 (лучше соответствует имеющейся сейчас информации. См. в нижней части калькулятора эпидемии), коэффициент смертности (4% из-за коллапса системы здравоохранения. Подробности ниже или в предыдущей статье), продолжительность пребывания на стационаре (было 20, стало 10 дней) и процент случаев госпитализации (было 20%, стало 14% из-за тяжелых и критических случаев. Обратите внимание, что ВОЗ называет показатель в 20%) на основании результатов самого недавнего исследования. Обратите внимание, что эти цифры не сильно меняют результаты. Единственное изменение, которое имеет значение, это уровень смертности.

Если мы ничего не делаем: все заражаются, система здравоохранения перегружена, смертность взлетает, и ~10 миллионов человек умирают (синие столбики на графике). По упрощенным подсчетам если ~ 75% американцев заражаются и 4% умирают, то это 10 миллионов смертей, или примерно в 25 раз больше, чем количество смертей в США во Второй мировой войне.

Вы можете спросить: «Это звучит как много. Я слышал, что будет намного меньше!»

Так в чем же подвох? Со всеми этими цифрами легко запутаться. Но важны только два числа: какой процент людей заразится вирусом и заболеет, и какой из них умрет. Если только 25% заболеют (те у кого есть вирус, но нет симптомов, не учитываются как случаи заболевания), и уровень смертности составит 0,6% вместо 4%, в США умрет 500 000 человек.

Если мы ничего не сделаем, число смертей от коронавируса, вероятно, окажется между этими двумя числами. Пропасть между этими крайностями в основном обусловлена уровнем смертности, поэтому важно лучше понять его. Что на самом деле является причиной смерти от коронавируса?

Как понимать процент смертности?

Это тот же график, что и раньше, но теперь он показывает госпитализированных людей вместо зараженных и умерших:

Голубой — это количество людей, которым нужно в больницу, а темно-синий — это те, кому нужно обратиться в отделение интенсивной терапии (ОИТ). Вы можете увидеть, что это число превысит 3 миллиона.

Теперь сравните это с количеством мест в ОИТ, которые есть в США (сегодня 50 000, но можно удвоить переделав другие пространства в больницы). Это красная пунктирная линия.

Нет, это не ошибка.

Эта красная пунктирная линия обозначает количество мест в отделениях интенсивной терапии. Все, кто находится выше этой черты, будут в критическом состоянии, но не смогут получить необходимую им помощь и, скорее всего, умрут.

Вместо мест в ОИТ вы также можете посмотреть на количество аппаратов искусственной вентиляции легких, но в целом результат тот же, поскольку в США менее 100 тыс. “вентиляторов”.

На сегодня, как минимуму одна больница Сиэтла не может интубировать пациентов старше 65 лет из-за нехватки оборудования.Вероятность смерти таких пациентов — 90%.

Вот почему люди массово гибли в Хубэе, а теперь массово гибнут в Италии и Иране. Уровень смертности в Хубэе оказался ниже, чем мог бы быть, потому что они построили 2 больницы почти за ночь. Италия и Иран не могут сделать то же самое. Если какие-то другие страны так могут, то их мало. Посмотрим, что произойдет.

Так почему же коэффициент смертности близок к 4%?

Если в 5% случаев нужна интенсивная терапия, а вы не можете ее предоставить, большинство из этих людей умирает. Все просто.

Кроме того, последние данные говорят о том, что случаи в США более серьезны, чем в Китае.

К сожалению, это еще не все.

Сопутствующие потери

Эти цифры — только те, кто может умереть от коронавируса. Но что произойдет, если вся система здравоохранения будет разрушена борьбой с коронавирусом? Люди умирают и от других болезней.

Что произойдет, если у вас сердечный приступ, но скорая помощь будет ехать 50 минут вместо 8 (слишком много случаев заболевания коронавирусом), акогда вы приедете, не будет места в отделении интенсивной терапии и врача? Вы умрете.

Ежегодно в США поступает 4 миллиона пациентов в отделения интенсивной терапии, и 500 тысяч из них (~13%) умирают. Без мест в отделениях интенсивной терапии эта доля, скорее всего, приблизится к 80%. Даже если умрут только 50%, за год эпидемии 500 тыс. смертей в год станут двумя миллионами. Поэтому 1,5 млн. смертей добавится из-за сопутствующих потерь.

Если позволить коронавирусу распространяться, система здравоохранения США рухнет, и число смертей будет исчисляться миллионами, возможно, десятками миллионов.

То же самое относится и к большинству стран. В большинстве стран количество мест в отделениях интенсивной терапии, “вентиляторов” и медицинских работников обычно сопоставимо со США или меньше. Неконтролируемый коронавирус означает крах системы здравоохранения, а это означает массовую смерть.

Неконтролируемый коронавирус означает крах систем здравоохранения, а это означает массовую смерть.

Надеюсь, к настоящему моменту ясно, что мы должны действовать. У нас есть два варианта: смягчение и подавление. Оба они предлагают «сгладить кривую», но они делают это совершенно по-разному.

Вариант 2: Стратегия смягчения

Смягчение выглядит следующим образом: «Сейчас невозможно предотвратить коронавирус, поэтому давайте просто позволим ему идти своим чередом пытаясь снизить пик заражения. Давайте немного сгладим кривую, чтобы сделать ее более управляемой для системы здравоохранения».

Это диаграмма из важной публикации Имперского колледжа в Лондоне, которая появилась в эти выходные. Очевидно, это подтолкнуло правительство Великобритании и США к изменению курса.

Это график очень похож на предыдущий. Не такой же, но суть одна. Здесь вариант «Ничего не делать» — это черная кривая. Каждая из других кривых — это то, что произошло бы, если бы мы внедряли все более жесткие меры социального дистанцирования. Синий показывает самые жесткие меры социального дистанцирования: изоляция зараженных людей, изоляция людей, которые могут быть заражены и изоляция пожилых людей. Эта синяя линия в целом является текущей стратегией по борьбе с коронавирусом в Великобритании, хотя на данный момент они просто предлагают ее, а не предписывают.

Здесь, опять же, красная линия — количество мест в отделениях интенсивной терапии, на этот раз в Великобритании. Опять же, эта линия очень близко к низу графика. Все, что выше красной линии — пациенты с коронавирусом, которые умрут в основном из-за нехватки ресурсов отделения интенсивной терапии.

Даже при сглаживании кривой, отделения интенсивной терапии будут разрушаться месяцами, увеличивая сопутствующие потери.

Вы должны быть в шоке. Когда вы услышите: «Мы собираемся предпринять некоторые меры по смягчению», то вы на самом деле должны услышать: «Мы сознательно сокрушим систему здравоохранения, повысив уровень смертности как минимум в 10 раз».

Как вы можете представить, это достаточно плохо. Но мы еще не закончили. Потому что одним из ключевых предположений этой стратегии является существование коллективного иммунитета к коронавирусу.

Коллективный иммунитет и мутация вируса

Идея в том, что все люди, которые были заражены и выздоровели, теперь защищены от вируса. Это лежит в основе этой стратегии: «Послушайте, я знаю, что будет трудно в течение некоторого времени, но как только мы закончим и несколько миллионов человек умрут, остальные из нас будут защищены от вируса, так что вирус прекратит распространяться, и мы с ним попрощаемся. Лучше сделать это сразу и покончить с этим, потому что наша альтернатива — продолжать социальное дистанцирование до года и в любом случае рисковать, если пик заражения случится позже».

Но это если предполагать, что вирус не слишком сильно меняется. Если он не сильно изменится, то многие люди приобретут иммунитет, и в какой-то момент эпидемия угаснет.

Насколько вероятно, что этот вирус мутирует? Кажется, уже.

Новые исследования показывают, что в Китае уже было два штамма вируса: S и L. S был сфокусирован в Хубэе и более смертоносен, а L распространился по всему миру.

Не только распространился, но продолжает мутировать.

Эта диаграмма представляет различные мутации вируса. Вы можете увидеть, что первые штаммы изображены фиолетовым цветом в Китае, но затем они начали мутировать. В Европе штаммы в основном зеленые и желтые, а в США другое семейство вирусов, изображено красном. В течении времени, начнет появляться больше штаммов.

Это не должно удивлять: вирусы на основе РНК, такие как коронавирус или грипп, имеют тенденцию мутировать примерно в 100 раз быстрее, чем вирусы на основе ДНК, хотя коронавирус мутирует медленнее, чем вирусы гриппа.

К тому же, лучший способ мутировать для вируса — это иметь миллионы возможностей для этого, и это именно то, что обеспечит стратегия смягчения: сотни миллионов людей будут инфицированы.

Вот почему вы должны делать прививку от гриппа каждый год. Поскольку существует так много штаммов гриппа, а новые постоянно развиваются, прививка от гриппа никогда не сможет защитить от всех штаммов.

Иными словами: стратегия смягчения последствий предполагает не только миллионы смертей для такой страны, как США или Великобритания. Это также делает ставку на то, что вирус не будет слишком сильно мутировать, а мы знаем, что он мутирует. И это даст ему возможность мутировать. Так что, как только количество смертей достигнет нескольких миллионов, мы должны быть готовы к еще нескольким миллионам, каждый год. Коронавирус может повторяться несколько раз за жизнь, как грипп, но во много раз более смертельный.

Лучший способ мутировать для вируса— это иметь миллионы возможностей для этого, и это именно то, что обеспечит стратегия смягчения.

Если ничего не делать и стратегия смягчения не сработает, какая есть альтернатива? Она называется “подавление”.

Вариант 3: Стратегия подавления

Стратегия смягчения не пытается сдержать эпидемию, просто немного сглаживает кривую. Между тем, стратегия подавления пытается применить жесткие меры, чтобы быстро контролировать эпидемию. А именно:

  • Применить жесткие меры прямо сейчас. Применить жесткое социальное дистанцирование. Взять это под контроль.
  • Затем смягчить меры, чтобы люди могли постепенно возвращать свои привилегии, и возвращаться к нормальной социальной и экономической жизни.

Как это выглядит?

Все параметры модели такие же, кроме того, что теперь снижается скорость распространения до R = 0,62, а поскольку система здравоохранения не разрушена, коэффициент смертности снижается до 0,6%. Я определил, что к моменту принятия таких мер было бы ~ 32 000 случаев (в 3 раза больше, чем сегодня, 19 марта). Обратите внимание, что R влияет на график не так сильно. R 0,98, например, даст 15 000 смертей. В пять раз больше, чем с R 0,62, но все еще десятки тысяч смертей, а не миллионов. Процент смертности также не слишком повлияет на график: если он составит 0,7% вместо 0,6%, число погибших увеличивается с 15 000 до 17 000. Сочетание более высокого R, более высокой смертности и задержки в принятии мер увеличивают количество смертельных случаев. Вот почему мы должны принять меры по снижению R сегодня. Для пояснения, R0 — это R в начале (R в момент времени 0). Это скорость распространения, когда никто еще не имеет иммунитета, и никаких мер не предпринимается. R — общая скорость передачи.

По стратегии подавления, после того, как первая волна завершена, число погибших исчисляется тысячами, а не миллионами.

Почему? Потому что мы не только уменьшаем экспоненциальный рост количества случаев. Мы также сокращаем уровень смертности, поскольку система здравоохранения не полностью перегружена. Здесь я использовал коэффициент смертности 0,9%, примерно то, что мы наблюдаем сегодня в Южной Корее, где наиболее эффективно следовали стратегии подавления.

Выглядит как очевидное: каждый должен следовать стратегии подавления.

Так почему же некоторые правительства колеблются?

Они боятся трех вещей:

  1. Первое чрезвычайное положение будет длиться месяцами, что многим людям кажется неприемлемым.
  2. Чрезвычайное положение на месяц разрушило бы экономику.
  3. Это бы даже не решило проблему, потому что мы просто отложили бы эпидемию: позже, когда мы смягчим меры социального дистанцирования, люди по-прежнему заразятся миллионами и умрут.

Вот как команда Императорского колледжа смоделировала подавление. Зеленая и желтая линии — это разные сценарии подавления. Это не выглядит хорошо: у нас все еще есть огромные пики, так зачем беспокоиться?

Мы вернемся к этим вопросам через минуту, сейчас есть кое-что более важное.

Здесь упущенно самое основное.

Представленные таким образом, два варианта «Смягчение» и «Подавление» не выглядят очень привлекательно. Либо многие умирают в ближайшее время, и мы не наносим ущерб экономике сегодня, либо мы наносим ущерб экономике сегодня, чтобы просто отложить смерть.

Это игнорирует ценность времени.

Ценность времени

В предыдущей статье мы объяснили ценность времени для спасения жизней. Каждый день, каждый час, когда мы ждали принятия мер, эта экспоненциальная угроза продолжала распространяться. Мы увидели, как один день может сократить общее число случаев на 40%, а число погибших — еще сильнее.

Но время еще более ценно.

Мы столкнулись с самой большой волной давления на систему здравоохранения, когда-либо существовавшей в истории. Мы совершенно не готовы, сталкиваемся с врагом, которого не знаем. Это не выгодная позиция для войны.

Что делать, если вы собираетесь встретиться со своим злейшим врагом, о котором вы очень мало знаете, и у вас два варианта: либо бежать к нему навстречу, либо убегать, чтобы выиграть себе немного времени для подготовки. Какой из вариантов вы бы выбрали?

Это то, что нам нужно сделать сегодня. Мир проснулся. Каждый день, когда мы задерживаем коронавирус, мы можем лучше подготовиться. В следующих разделах подробно рассказывается, что можно сделать за это время:

Уменьшить количество случаев

При эффективном подавлении число подтвержденных случаев резко уменьшится за ночь, как было в Хубэе на прошлой неделе.

На сегодня во всем 60-миллионном регионе Хубэй ежедневно регистрируется 0 новых случаев коронавируса.

Поставленные диагнозы продолжали расти в течение нескольких недель, но затем начинали снижаться. С меньшим количеством случаев уровень смертности также начинает падать. И сопутствующие потери также уменьшаются: меньше людей умрет от не связанных с коронавирусом причин из-за перегруженности системы здравоохранения.

Подавление дает:

  • Наименьшее количество случаев коронавируса
  • Мгновенное облегчение нагрузки на систему здравоохранения и людей, которые в ней работают
  • Снижение смертности
  • Снижение сопутствующих потерь

Возможность для зараженных, изолированных и помещенных в карантин работников здравоохранения выздороветь и вернуться к работе. В Италии работники здравоохранения — 8% всех случаев заражения.

Понять истинную проблему: тестирование и отслеживание контактов

Прямо сейчас Великобритания и США понятия не имеют о реальном количестве случаев. Мы не знаем, сколько их. Мы просто знаем, что официальное число неверно, а истинное число — десятки тысяч. Это произошло потому, что мы не тестируем и не отслеживаем контакты.

  • Через несколько недель мы могли бы привести ситуацию с тестированием в порядок и начать тестировать всех. Обладая этой информацией, мы наконец-то узнаем истинные масштабы проблемы, где мы должны быть более жесткими и кого можно безопасно освободить от карантина.
  • Новые методы тестирования могут ускорить тестирование и существенно снизить расходы.
  • Мы могли бы также организовать операцию по отслеживанию, подобную той, что проводится в Китае или других странах Восточной Азии, где могут идентифицировать всех людей, с которыми встречался каждый больной, и отправить их на карантин. Это дало бы нам много знаний для последующего смягчения мер по социальному дистанцированию: если мы знаем, где находится вирус, мы можем нацелиться только на эти места. Это не высшая математика: это основы того, как страны Восточной Азии смогли справиться с этой вспышкой без драконовских мер по социальному дистанцированию, которые становятся все более необходимыми в других странах.

Меры, описанные в этом разделе (тестирование и отслеживание), в одиночку обуздали рост коронавируса в Южной Корее и взяли под контроль эпидемию, не применяя жестких мер по социальному дистанцированию.

Нарастить ресурсы

США (и, вероятно, Великобритания) собираются начать войну без защитных средств.

У нас есть маски только на две недели, мало средств индивидуальной защиты («СИЗ»), не хватает вентиляторов, не хватает мест в отделениях интенсивной терапии, недостаточно ЭКМО (аппаратов для оксигенации крови)… Вот почему уровень смертности был бы таким высоким при стратегии смягчения.

Но если мы выиграем себе время, то сможем изменить это:

  • У нас будет больше времени для покупки оборудования, которое нам понадобится для будущей волны
  • Мы сможем быстро увеличить производство масок, СИЗ, вентиляторов, ЭКМО и любых других критически важных устройств для снижения уровня смертности.

Иными словами: нам не нужны годы, чтобы получить нашу защиту, нам нужны недели. Давайте сделаем все от нас зависящее, чтобы запустить производство сейчас. Страны мобилизованы. Люди изобретательны, например, используют 3D-печать для деталей вентилятора. Мы можем сделать это. Нам просто нужно больше времени. Вы бы подождали несколько недель, чтобы получить доспехи, прежде чем встретить смертельного врага?

Это не единственный ресурс, который нам нужен. Нам понадобятся медицинские работники, как можно скорее. Где мы их возьмем? Мы должны обучать людей, чтобы помочь медсестрам, и мы должны отозвать медицинских работников с пенсии. Многие страны уже начали, но это требует времени. Мы можем сделать это за несколько недель, но только если все не рухнет.

Снизить заражения населения

Люди напуганы новым коронавирусом. Мы многого еще не знаем! Люди не научились избегать рукопожатий. Они все еще обнимаются. Они не открывают двери локтем. Они не моют руки после прикосновения к дверной ручке. Они не дезинфицируют столы перед как сесть за них.

Когда у нас будет достаточно масок, мы сможем использовать их и вне больниц. Прямо сейчас лучше оставить их для работников здравоохранения. Но если бы они не были дефицитом, лучше было бы носить их в повседневной жизни. Это снижает вероятность больному заразить других людей, и при надлежащем обучении также снижает вероятность заразиться здоровому. (Кстати, лучше носить хоть что-то, чем ничего.)

Все это довольно дешевые способы снижения скорости распространения болезни. Чем меньше этот вирус распространяется, тем меньше мер нам потребуется в будущем для его сдерживания. Но нам нужно время, чтобы обучить людей всем этим мерам и вооружить их.

Понять вирус

Мы очень мало знаем о вирусе. Но каждую неделю появляются сотни новых исследований.

Мир наконец объединился против общего врага. Исследователи всего мира стремятся лучше понять этот вирус.

Как распространяется вирус?

Как можно замедлить заражение?

Какой процент бессимптомных носителей?

Они заразны? Насколько?

Какие методы лечения хорошие?

Как долго живет вирус?

На каких поверхностях?

Как различные меры социального дистанцирования влияют на скорость распространения?

Какова их стоимость?

Какие лучшие способы отслеживать источники?

Насколько надежны наши тесты?

Четкие ответы на эти вопросы помогут сделать наши действия максимально целенаправленными, минимизируя сопутствующие экономические и социальные потери. И они придут через несколько недель, а не лет.

Найти лечение

К тому же, а что если мы найдем лечение в ближайшие несколько недель? Каждый выигранный день, приближает нас к этому. Сейчас уже есть несколько кандидатов, таких как Фавипиравир или Хлорохин. Что если окажется, что через два месяца мы обнаружили лечение коронавируса? Как глупо мы будем выглядеть, если у нас уже будут миллионы смертей из-за стратегии смягчения?

Понять затраты-выгоды

Все вышеперечисленные факторы могут помочь нам спасти миллионы жизней. Этого должно быть достаточно. К сожалению, политики не могут думать только о жизнях зараженных. Они должны думать обо всем населении, и жесткие меры социального дистанцирования оказывают влияние на других.

В настоящее время мы не знаем, как различные меры социального дистанцирования уменьшают передачу инфекции. Мы также понятия не имеем, каковы их экономические и социальные последствия.

Сложно решить, какие меры нам нужны в долгосрочной перспективе, если мы не знаем их затраты и выгоды.

Несколько недель дадут нам достаточно времени, чтобы начать их изучать, понимать, расставлять приоритеты и решать, каким из них следовать.

Меньше случаев заражения, больше понимания проблемы, наращивание ресурсов, понимание вируса, понимание экономической эффективности различных мер, просвещение общественности… Это только некоторые основные инструменты для борьбы с вирусом, и нам нужно всего несколько недель, чтобы разработать их. Разве не было бы глупо придерживаться стратегии, которая вместо этого бросает нас, неподготовленных, в объятия врага?

Молот и Танец

Теперь мы знаем, что стратегия смягчения последствий, вероятно, ужасный выбор, и что стратегия подавления имеет огромное краткосрочное преимущество.

Но люди по праву обеспокоены этой стратегией:

  • Как долго это продлится?
  • Как дорого это будет?
  • Будет ли второй пик такой же большой, как если бы мы ничего не делали?

Здесь мы рассмотрим, как будет выглядеть настоящая стратегия подавления. Мы можем назвать это Молотом и Танцем.

Молот

Во-первых, нужно действовать быстро и агрессивно. По всем причинам, которые мы упомянули выше, учитывая ценность времени, мы хотим подавить это все как можно скорее.

Один из самых важных вопросов: как долго это продлится?

Страх, который есть у всех, в том, что мы будем заперты в наших домах на месяцы за один раз, что приведет к экономической катастрофе и психическим расстройствам. Эта идея, к сожалению, нашла отражение в известной статье Имперского колледжа:

Вы помните этот график? Голубая область, проходящая с конца марта до конца августа, — это период, который в публикации называется “Молот”, первоначальное подавление, которое включает в себя жесткое социальное дистанцирование.

Если вы политик, и вы видите, что один из вариантов — позволить сотням тысяч или миллионам людей умереть с помощью стратегии смягчения, а другой — остановить экономику на пять месяцев, прежде чем произойдет такой же пик заболеваемости и смертности, ваш выбор очевиден.

Но так не должно быть. Этот документ, который сейчас диктует политику, подвергается жесткой критике за основные недостатки: он игнорирует отслеживание контактов (основная мера в Южной Корее, Китае или Сингапуре и др.), ограничения на поездки (критически важные в Китае) и влияние большого скопления людей…

Время, необходимое для Молота, это недели, а не месяцы.

На этом графике новые случаи во всем регионе Хубэй (60 миллионов человек) за каждый день с 23 января. Через 2 недели страна начала возвращаться к работе. Через ~5 недель все было полностью под контролем. И через 7 недель новых случаев было очень мало. Давайте вспомним, что это был худший регион в Китае.

Мы сейчас говорим об оранжевых столбиках. Серые столбики, настоящее количество случаев, резко упало намного раньше (см. диаграмму 9).

Принятые ими меры были в значительной степени аналогичны тем, которые были приняты в Италии, Испании или Франции: изоляция, карантин, люди должны были оставаться дома, кроме крайних случаев и покупок продуктов, отслеживание контактов, тестирование, дополнительные больничные койки, запрет на поездки…

Но детали имеют значение.

Меры Китая были сильнее. Например, только одному человеку из дома разрешалось выходить каждые три дня, чтобы покупать еду. Кроме того, выполнение мер было более жестким. Вполне вероятно, что эта жесткость остановила эпидемию быстрее.

В Италии, Франции и Испании меры были не такими решительными, а их реализация не столь жесткой. Люди все еще гуляют по улицам, многие без масок. Это может привести к более медленному Молоту: нужно будет больше времени для полного контроля над эпидемией.

Некоторые люди интерпретируют это как «демократии никогда не смогут повторить это сокращение количества случаев». Это неверно.

В течение нескольких недель в Южной Корее была самая страшная эпидемия за пределами Китая. Теперь это в значительной степени под контролем. И они сделали это, не прося людей оставаться дома. Они достигли этого в основном с помощью очень активного тестирования, отслеживания контактов и принудительного карантина и изоляции.

Если вспышку, подобную Южной Корее, можно взять под контроль в течении нескольких недель и без обязательного социального дистанцирования, западные страны, которые уже применяют тяжелый Молот с жесткими мерами социального дистанцирования, точно могут начать контролировать вспышку в течение нескольких недель. Это вопрос дисциплины, исполнения и того, насколько население соблюдает правила.

Все зависит от сложности фазы после Молота: Танца.

Танец

Если вы применяете Молот против коронавируса, через несколько недель вы контролируете его, и вы гораздо лучше справляетесь с ним. Теперь необходимо предпринять более долгосрочные усилия, чтобы контролировать вирус до появления вакцины.

Вероятно, это самая большая, самая важная ошибка, которую люди делают, рассуждая об этом этапе: они думают, что это будет держать их дома месяцами. Это совсем не так. На самом деле, вполне вероятно, что наша жизнь почти вернется к норме.

Танец в успешных странах

Как получилось, что в Южной Корее, Сингапуре, Тайване и Японии были случаи заболевания в течении длительного времени, а в Южной Корее даже тысячи, и, тем не менее, они не заставили всех сидеть дома?

Coronavirus: South Korea seeing a 'stabilising trend'

South Korea's Foreign Minister, Kang Kyung-wha, says she thinks early testing has been the key to South Korea's low…

www.bbc.com

В этом видео министр иностранных дел Южной Кореи объясняет, как это сделала ее страна. Это было довольно просто: эффективное тестирование, эффективное отслеживание, запреты на поездки, эффективная изоляция и эффективный карантин.

Этот документ объясняет подход Сингапура:

Interrupting transmission of COVID-19: lessons from containment efforts in Singapore

Highlight. Despite multiple importations resulting in local chains of transmission, Singapore has been able to control…

academic.oup.com

Знаете что они сделали? То же, что Южная Корея. В их случае еще добавились экономическая помощь тем, кто находится в карантине, и запреты на поездки и задержки рейсов.

Не слишком ли поздно для других стран? Нет. Применяя Молот, вы получаете новый шанс сделать это правильно.

Но что, если всех этих мер недостаточно?

Танец R

Я называю Танцем многомесячный период между Молотом и изобретением вакцины или эффективного лечения, потому что это не будет периодом с жесткими мерами. В некоторых регионах вспышки снова будут наблюдаться, в других —не будут в течение длительного времени. В зависимости от того, как все будет развиваться, нам нужно будет ужесточать меры социального дистанцирования или мы сможем их смягчать. Это танец R: танец мер между возвращением к обычной жизни и распространением болезни — экономика против здравоохранения.

Как работает этот танец?

Все вращается вокруг R. Если вы помните, это скорость распространения. В начале, в обычной неподготовленной стране, R где-то между 2 и 3: в течение нескольких недель, когда кто-то заражается, они заражают в среднем от 2 до 3 других людей.

Если R выше 1, заражение в геометрической прогрессии перерастает в эпидемию. Если он ниже 1, оно угасает.

Во время Молота цель — максимально быстро приблизить R к нулю, чтобы погасить эпидемию. В Ухане подсчитано, что изначально R составлял 3,9, а после введения чрезвычайного положения и централизованного карантина он снизился до 0,32.

Но как только вы переходите к Танцу, вам больше не нужно это делать. Вам просто нужно, чтобы ваш R оставался ниже 1: многие меры социального дистанцирования влекут за собой серьезные последствия для людей. Они могут потерять свою работу, свой бизнес, свои здоровые привычки…

Вы можете остаться ниже R = 1 с помощью нескольких простых мер.

Подробные данные, источники и предположения здесь

Это приблизительная оценка того, как разные типы пациентов реагируют на вирус, а также их заразность. Никто не знает настоящую форму этой кривой, но мы собрали данные из разных статей, чтобы приблизительно изобразить ее.

Каждый день после заражения вирусом люди имеют некоторый потенциал заражения. За все эти дни заражения происходит в среднем еще 2,5 заражения других.

Считается, что на этапе «без симптомов» уже происходит заражение других. После этого, по мере нарастания симптомов, обычно люди обращаются к врачу, получают диагноз и их заразность уменьшается.

Например, в начале у вас есть вирус, но нет симптомов, поэтому вы ведете себя как обычно. Когда вы говорите с людьми, вы распространяете вирус. Когда вы дотрагиваетесь до своего носа и затем открываете дверную ручку, следующие люди, которые откроют дверь и коснутся своего носа, заразятся.

Чем больше вирус растет внутри вас, тем более вы заразны. Затем, как только у вас начнутся симптомы, вы можете постепенно перестать ходить на работу, оставаться в постели, носить маску или начать ходить к врачу. Чем больше симптомы, тем больше вы отдаляетесь от общества, снижая распространение вируса.

После того как вы госпитализированы, даже если вы очень заразны, вы не склонны распространять вирус так часто, потому что вы изолированы.

Здесь вы можете увидеть огромное влияние политик Сингапура или Южной Кореи:

  • Если люди проходят массовое тестирование, их можно идентифицировать еще до того, как у них появятся симптомы. На карантине они не могут ничего распространять.
  • Если люди обучены определять свои симптомы раньше, они уменьшают количество дней, выделенных синим цветом, и, следовательно, их общую заразность.
  • Если люди изолированы, как только у них появляются симптомы, инфицирование из оранжевой фазы исчезает.
  • Если люди знают о личной дистанции, ношении масок, мытье рук или дезинфекции, они распространяют меньше вирусов в течение всего периода.
  • Только когда все это терпит неудачу, нам нужны более жесткие меры социального дистанцирования.

Экономический эффект социального дистанцирования

Если со всеми этими мерами мы все еще намного выше R = 1, нам нужно уменьшить среднее количество людей, которых встречает каждый человек.

Есть несколько очень дешевых способов сделать это, например, запретить мероприятия с более чем определенным количеством людей (например, 50, 500) или попросить людей работать из дома, если есть возможность.

Другие способы намного, намного дороже, например, закрывать школы и университеты, просить всех остаться дома или закрывать заведения.

Эта диаграмма придумана. Никто не провел достаточно исследований на эту тему и не собрал все эти меры так, чтобы их можно было сравнить.

Это прискорбно, потому что это единственная самая важная диаграмма, которая нужна политикам для принятия решений. Это иллюстрирует то, что действительно происходит в их умах.

В период Молота политики хотят максимально снизить R, используя меры, которые остаются терпимыми для населения. В Хубэе снизили до 0,32. Может быть нам это и не нужно: может быть, 0,5 или 0,6 достаточно.

Но во время танца R они хотят зависнуть как можно ближе к 1, оставаясь ниже этой отметки в течении длительного периода времени. Это предотвращает новую вспышку, устраняя при этом самые радикальные меры.

Это означает, что независимо от того, осознают это лидеры или нет, они делают следующее:

  • Перечисляют все меры, которые они могут предпринять, чтобы уменьшить R
  • Рассчитывают выгоду от их применения: снижение R
  • Получают представление об их стоимости: экономические и социальные последствия
  • Оценивают инициативы на основе их рентабельности
  • Выбирают те, которые дают наибольшее снижение R до 1, по самой низкой цене

Эта таблица только для иллюстративных целей. Все данные придуманы. Насколько мы знаем, этих данных сегодня ни у кого нет. Но они нужны. Например, список от CDC — отличное начало, но в нем пропущены такие вещи, как меры по информированию населения, триггеры, количественная оценка затрат и выгод, детали мер, экономические / социальные контрмеры …

Первоначально доверие политиков к этим цифрам будет низким. Но они все еще размышляют таким образом, и должны так делать.

Им нужно формализовать процесс: понять, что это игра чисел, в которой нам нужно как можно быстрее узнать значение R, влияние каждой меры на снижение R и их социальные и экономические последствия.

Только тогда они смогут принять рациональное решение о том, какие меры они должны принять.

Вывод: Выиграть время

Коронавирус все еще распространяется почти повсеместно. В 152 странах есть случаи. Мы играем против времени. Но мы не должны: есть понятный алгоритм как подойти к этой проблеме.

Некоторые страны, особенно те, которые еще не сильно пострадали от коронавируса, могут задаться вопросом: произойдет ли это со мной? Ответ: это скорее всего уже произошло. Вы просто не заметили. Когда придут плохие времена, ваша система здравоохранения будет в еще худшем состоянии, чем в богатых странах, где системы здравоохранения сильны. Лучше быть в безопасности, чем потом сожалеть. Вы должны рассмотреть возможность принятия мер сейчас.

Для стран, где коронавирус уже есть, варианты очевидны.

С одной стороны, страны могут пойти по пути смягчения: создать масштабную эпидемию, дать нагрузку на систему здравоохранения, привести к гибели миллионы людей и допустить новые мутации этого вируса.

С другой стороны, страны могут бороться. Они могут ввести режим чрезвычаного положения на несколько недель, чтобы выиграть время, создать грамотный план действий и контролировать вирус, пока у нас не появится вакцина.

Сегодня правительства по всему миру, включая такие, как США, Великобритания, Швейцария или Нидерланды, уже выбрали путь смягчения.

Это значит, что они сдаются без боя. Они видят, что другие страны успешно боролись с этим, но они говорят: «Мы не можем так сделать!»

Что если Черчилль сказал бы то же самое? «Нацисты уже повсюду в Европе. Мы не можем бороться с ними. Давайте просто сдадимся». Это то, что сегодня делают многие правительства во всем мире. Они не дают вам шанс с этим бороться. Вы должны требовать этого.

Поделитесь информацией

К сожалению, миллионы жизней все еще находятся под угрозой. Поделитесь этой статьей — или любой подобной — если вы думаете, что это может изменить мнение людей. Лидеры должны понимать это, чтобы предотвратить катастрофу. Действовать нужно сейчас.

___

Эта статья была результатом невероятных усилий группы обычных людей, работающих круглосуточно, чтобы найти все соответствующие исследования, чтобы структурировать их в единое целое, если это может помочь другим обработать всю имеющуюся информацию о коронавируса.

Особая благодарность доктору Карлу Джуно (эпидемиолог и переводчик французской версии), доктору Брэндону Файнстаду, Пьеру Джиану, Хорхе Пеньяльве, Джону Хсу, Женевьеве Джи, Елене Билли, Крису Мартинесу, Ясемену Денари, Кристине Гибсон, Мэтту Беллу, Дэну Уолш, Джессика Томпсон, Карим Равджи, Энни Хэзлхерст и Айшвария Хандуджа. Это была командная работа.

Спасибо также Берин Шока, Шишир Мехротра, QVentus, Иллюмина, Жозефина Гавиньет, Майк Кидд и Нильс Барт за ваш совет. Спасибо моей компании, Course Hero, за предоставленную мне время и свободу сосредоточиться на этом.

Если вы согласны с этой статьей, пожалуйста, подпишите петицию Белого дома.

Перевод статьи: Юлия Ярина. Автор оригинала: Tomas Pueyo

 

Ссылка на оригинал: https://medium.com/@yuliyarina/%D0%BA%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%80%D1%83%D1%81-%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%82-%D0%B8-%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B5%D1%86-e30f11b42f5f


Автор: Tomas Pueyo (Перевод статьи: Юлия Ярина)
Источник: https://medium.com/@yuliyarina

 

Ключевые слова статьи:
коронавирус
Розничная продажа вакцин - ММК Формед
Вакцина Вактривир проти кори, краснухи, паротита
Иммуноглобулин антирабический Ребинолин 10
Антисептик для рук Биостерол
Энцевир - вакцина клещевого энцефалита для взрослых
На склад поступила Вакцина Полимилекс
Ревакцинация взрослых - дифтерия, коклюш, столбняк
Изменился порядок диспансеризации 01-01-2018
Релатокс - ботулотоксин типа А. Лечение спастичности руки после ишемического инсульта